Закрыть

Войти

Логин

Пароль

Забыли пароль

Вход

Приключенческий историко-революционный фильм, который был снят еще тогда 29-летним режиссером Никитой Сергеевичем Михалковым, стал стильной и почти что культовой работой. Поговаривают, что к этой кинокартине был неравнодушен даже сам Леонид Ильич Брежнев. До сих пор является удивительным тот факт, что столь постмодернистскую картину, которая по-своему интерпретирует популярные в то время американские вестерны и их итальянских «братьев», созданных небезызвестным Серджио Леоне, зрители встретили с распростертыми объятьями. Само собой, фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих», снятый 40 лет назад, смело можно вписать в один ряд с такими ровесниками, «вестернами по-советски», как «Ненависть» Самвела Гаспарова (однокурсника Никиты Сергеевича по Всесоюзному государственному институту кинематографии) и «Белое солнце пустыни» Владимира Мотыля. Верно подметили, что вышеперечисленные фильмы имели практически одинаковый успех в кинопрокате, но первая серьезная работа Михалкова по праву считается более изощренной в своем плане.

Не имеет значение, кто, когда и в какой конечный пункт назначения везет золото, которое так необходимо для того, чтобы приобрести за рубежом немалое количество хлеба. При просмотре фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих» на http://www.ivi.ru/watch/60354 можно заметить, как режиссер преподносит зрителю немалое количество так называемых «иносказательных» кадров. Не является простым совпадением тот факт, что изначально версия сценария, написанная Никитой Михалковым в крепком сотрудничестве с настоящим профессионалом своего дела – Эдуардом Володарским, имела название «Красное золото». В этой киноленте символические идиомы (например, «в карете прошлого не уедешь далеко») тесто переплетаются с сознательным смешением времен и мод. Именно из-за такой «изюминки» юного дебютанта осудили в 1975 году в секции молодых кинокритиков, основанной при Союзе кинематографистов Советского ССР.

В мощной волне критики они не углядели самого главного – кинотворение Никиты Сергеевича оказалось эдаким гимном во славу «настоящего мужского братства», очень удачно озвученным партиями для трубы небезызвестного композитора Э.Артемьева. Немного позднее эта мелодия обрела популярность отдельно самой «картинки», но она в финальной сцене почти что впечаталась в наше сознание – радостные чекисты, празднующие победу, по-настоящему разочарованные белогвардейцы. Свои и чужие, чье историческое заблуждение и правоту никто не оценит.